Victoria Chupakhina

Weredog. Or fur intervention

May 10 -  May 17, 2018

Elektrozavod gallery

Solo show of Victoria Chupakhina

Weredog. Or fur interventions

May 10 -  May 17, 2018

Elektrozavod gallery

выставка Виктории Чупахиной 

Weredog. Или шерстяные вмешательства

10 мая - 17 мая, 2018

галерея Электрозавод



«Человеческое существо узнает себя в животном как в зеркале и на этой как бы стадии зеркала начинает обретать свою человечность». Дж. Агамбен

Проект Weredog рассказывает историю о серии превращений человека в нечто иное и обратно. По мнению автора, нечто иное и, что важно, бОльшее – это Живое Существо (ЖС). То есть, ощущая пространство через «шкуру» Живого, обнаруживая и принимая его инаковость в себе, человек должен осознать себя Живым Существом. Эта инаковость ЖС вторгается, вмешивается сущностями, похожими на щупальца кого-то инопланетного и шерстяного, транслируя отдельную, животную боль, понять которую можно, только если с ней граничить. А для этого, нужно знать о себе, что ты – зверь, принимать это. Но, осознав себя зверем (ЖС), необходимо ни в коем случае не застрять на этой стадии зеркала, а вовремя обернуться назад, в человеческое, чтобы не произошло с твоей обретенной животностью «…чего-то в высшей степени мучительного, когда над тобой властвуют по законам, которых ты не знаешь» (Ф. Кафка «К вопросу о законах»)

Эта работа о подчинении и неподчинении предлагаемым обстоятельствам, о способах выхода из этих обстоятельств и состояний, с ними связанных. Все эти внутренние, полумистические превращения вынужденные. Быть ЖС значить решать проблемы «…не просто приспосабливаясь, то есть изменяя свое отношение к окружающему, но изменяя себя, изобретая новые внутренние структуры». (Симондон) Одной из таких удивительных внутренних структур в Животном является его сила, и слабость, которые несколько отличаются от человеческих. У Животных это одновременно и сверхсила, и сверхслабость. Сверхсила не может не запустить процесс превращения, а сверхслабость с большим трудом позволяет обратить все вспять. Но только «фундаментальная невменяемость животных» (О.Тимофеева «История животных») помогает в этой истории превращений голосу Живого (испытывающего сверхслабость) звучать со сверхсилой. Животное, всегда стремящееся обрести свободу в человечности, и человек, стремящийся прочувствовать свою животность, встречаются в вихре постоянных превращений внутри Живого существа. Череда превращений сопровождается вечно длящимся беспокойством, каждый раз как будто нащупывающим выход и тут же его упускающим. «Не только зверь, а вообще всякое нечто знает и испытывает (…) внутреннее беспокойство, будучи в каждый момент становления гонимо из себя стремлением не быть тем, что оно есть, преодолеть себя, преодолеть гравитацию и то, что обычно обозначают императивом «знать свое место»: отчаянное беспокойство животного или раба, желающих обрести большую своду или хотя бы (…) найти выход.» (О. Тимофеева, «История животных»)

Виктория Чупахина

Для художницы проекта «Weredog. Или шерстяные вмешательства» Виктории Чупахиной очередная попытка перезапуска границы между человеком и животным остается еще возможной. Ее инсталляция представляет некое Зазеркалье, сплетенное из собственных видео-сновидений, найденных и присвоенных youtube - откровений и перформативных превращений в Другого. Художница не скрывает наивности в подобных колдовских мистификациях, однако настаивает на жизненной необходимости впадать/выпадать в сущность «зверька»*. Отпустить бытие становится реально через некий колдовской лабиринт, который трансформирует человека в живое существо и приносит ему вожделенную свободу. Беззаботное скитание или глубокую скуку получается достичь через некий портал или «красную дверь», ведущую к многочисленным модификациям.

По мнению художницы, «ощущая пространство через шкуру живого существа, становится возможным ощупать свое нутро инопланетным щупальцем»*, таким образом, происходит процесс производства человеческого через животное. Главное, «принять в себе зверя, или какую-то другую сущность»*, и тогда его «фундаментальная невменяемость» поможет «преодолеть отчаянное беспокойство животного или раба, желающего обрести большую свободу или хотя бы найти выход к ней». Интерес вызывает сам факт того, что художница пытается обратить наше внимание к «всемогуществу сна» и к вечному «внутреннему я», утраченному в бесконечных дебрях нового материализма.

Мария Калинина

*цитата В. Чупахиной

 

По разговору В.Ч. и М.К. (Чупахиной и Калининой) - участниц группы ШШШ