Natalia Zintsova

Close People

May 13 – May 28, 2016

Elektrozavod gallery

Natalia Zintsova

Close People

May 13 - May 28, 2016

Elektrozavod gallery

 

An elevator is a high-risk transportation means. This tight cabin is the perfect place to commit violence. Using the elevator, we have to share it with others. Even alone

we feel their presence. People leave marks — from scuffs

on the walls and smells (perfume, sweat, urine) to names and expressions scratched on the panels, often bearing a sexist, homophobic or xenophobic character. All the things unacceptable in a "polite" society you can read on the walls of an elevator.

Over the past few years elevators have been equipped with mirrors everywhere. Reflection seems to be designed to control human behavior.

Maybe it's just the desire not to see oneself as another that leads to breaking these mirrors and scratching on the glossy surface of the walls.

Mirrors visually expand the limited space and at the same time unbearably multiply the reflections of the passengers in it. But even without that an elevator resembles da Vinci's Mirror chamber — looking at the people standing next to you, you find in each of them the refraction of their own detachment, the desire to get out as soon as possible.

When there is no necessary physical distance, a person is forced to build it being pulled away emotionally. Who are these people standing so close? And standing next to whom you don't have to be afraid to be vulnerable, preserving the potentiality of human relations, remaining yourself?

For the first time I felt claustrophobia

in the stopped elevator. With panic and a sense of suffocation. Except me

there were six other people inside. And all these people were only the closest, most beloved people - parents, relatives, friends.

 

Наталья Зинцова

Близкие люди

13 мая – 28 мая 2016

галерея Электрозавод

 

Лифт — транспортное средство повышенной опасности. Это тесное замкнутое пространство — идеальное место для совершения насилия. Перемещаясь

в лифте, мы вынуждены делить его с другими. Даже оказавшись одни,

мы ощущаем их присутствие. Люди оставляют следы — от потертостей

на стенах и запахов (парфюма, пота, мочи) до выцарапанных на панелях имен и выражений, часто носящих сексистский, гомофобский или ксенофобский характер. Всё то, о чем не принято говорить в «приличном» обществе, можно прочитать на стенах лифта.

Последние несколько лет лифты повсеместно оснащаются зеркалами. Отражение как будто призвано контролировать поведение человека.

Может быть как раз от нежелания видеть себя как другого и разбивают зеркала, и исцарапывают глянцевые поверхности стен.

Зеркала визуально расширяют ограниченное пространство и вместе с тем невыносимо множат отражения находящихся в нем пассажиров. Но и без того лифт напоминает «зеркальную комнату» да Винчи — глядя на стоящих рядом людей, ты обнаруживаешь в каждом из них преломление собственной отчужденности, стремления поскорее выйти.

В отсутствии необходимой физической дистанции человек вынужден выстраивать её, отстраняясь эмоционально. Кто эти так близко стоящие люди? И рядом с кем можно не бояться быть уязвимым, сохраняя потенциальность человеческих отношений, оставаясь собой.

Впервые страх замкнутого пространства я почувствовала именно

в остановившемся лифте. С паникой и ощущением удушья. Кроме меня

в кабине находились еще шесть человек. И всё это были только самые близкие, любимые мною люди — родители, родственники, друзья.